История открытия прослушивания легких или медицинской аускультации

История открытия прослушивания легких, или медицинской аускультации: «Нуте-ка, повернитесь ко мне спиной, молодой человек, и мы вас выслушаем». Сколько поколений «молодых людей» слышало эту фразу от врачей.

И стереотипное: «Кашляните. Дышите глубже. А теперь повернитесь ко мне лицом. Вот так. Не дышите. Дышите. Ну что, мама, у вашего сына сердечко очень хорошее, а вот бронхи простужены. Наверное, молодой человек, вы перекупались, а может быть, съели мороженого на полкилограмма больше, чем обычно. Так?» 

И доктор садится выписывать лекарство. Этот простейший способ определения заболевания выслушиванием открыли врачи еще в глубокой древности. Правда, и к этому они шли долгим путем исканий, наблюдений и испытаний.


Приложите ухо к груди здорового человека, и вы услышите, как работает сердце. Прислушайтесь. «Тук-тук» — и пауза. «Тук-тук» — и опять пауза. И так долго-долго, пока человек живет. Если же у человека больное сердце, оно работает по-другому. И врач это сразу поймет.

А теперь приложите ухо к спине под лопатками. Вы услышите совершенно другие звуки. Приставьте неплотно верхние зубы к нижней губе и через этот барьер наберите и выпустите воздух. Получится звук «фффф» … Так дышат здоровые легкие. Если же вы послушаете, как дышит человек с больными легкими или бронхами, звуки будут совершенно иными. Вот слышны звуки, подобные тем, которые образуются, когда вы пьете горячий чай и спешите. А вот звуки, напоминающие хруст снега под ногами в морозный день.

Когда величайший врач античного мира Гиппократ научился выделять шум трения плевры (пленки, покрывающей легкие и полость грудной клетки) и хрипы при воспалении верхних дыхательных путей, он сумел их описать.

Не правда ли, как относительно просто — послушал здоровых, затем больных, сравнил? А как слушал Гиппократ — непосредственно приложив ухо к телу? Может быть, у него был слух необыкновенно чуткий, какой бывает лишь у немногих?

Все сведения по аускультации (как назван метод выслушивания внутренних органов), дошедшие из древности, были отрывочны и во многом неясны. Ибо со времен Гиппократа по земле прокатились мутные волны нашествий завоевателей. Они шли то с востока на запад, то с запада на восток. Под ногами бешено мчавшихся коней и бегущих воинов — римлян, карфагенян, орд Чингисхана и крестоносцев — оказывались и гении, и их творения.

Исчезали народы и неоценимые культурные ценности. Они исчезали из памяти человечества, и лишь через тысячелетия мы, потомки, узнаем, что, например, в области медицины наши предки уже тогда накопили огромный опыт и пользовались некоторыми методами, к которым мы пришли лишь двести, а то и всего пятьдесят—шестьдесят лет назад.

Одним из вновь открывших аускультацию для современных врачей был парижский лекарь Лаеннек. Но изучая и подробно описывая те характерные шумы, которые ему удавалось выделить, выслушивая больных, он все больше и больше сетовал на несовершенство самой техники выслушивания.

Ну в самом же деле — вы прикладываете ухо к телу пациента, нацеливаясь на определенную точку — яблочко «мишени», а ваша ушная раковина схватывает всю «мишень». В результате к врачу в ухо врывалась какофония, как из радиоприемника, когда вы пытаетесь «настроиться» на определенную волну.

Но в радиоприемнике вам помогают специально вмонтированные блоки. Вращая ручки то вправо, то влево, вы отыскиваете нужную волну. А как быть врачу? Ведь у человека уши не могут наклоняться под разными углами. Ушная раковина не сужается по желанию до нужных размеров.

А отношения с больными? Представьте себе, что, выслушивая пациента, вы пытаетесь втиснуть свое ухо ему под мышку или в ямку под ключицей. Вам слушать надо, а ему щекотно, и он хихикает и ежится, мешая вам.

А если всерьез, то выслушивание непосредственно ухом имеет много других весьма неприятных и для больного и для врача сторон.
И естественно, Лаеннек, «открыв» способ опознавания болезни по шумам, должен был искать путь к совершенствованию их улавливания.

Однажды Лаеннек закончил пораньше работу в больнице и вышел на улицу. Он должен был посетить больную. Стоял чудесный день. Лучи весеннего солнца создавали праздничное настроение. Легкий ветерок нежно ласкал кожу, а зеленые листья каштанов радовали глаз.

У Лаеннека было свободное время, и он решил прогуляться. Вблизи одного из домов он увидел трех играющих мальчишек. Парижские мальчишки, как и любые другие, весьма изобретательны, когда им скучно. Один держал в руке длинный деревянный брусок, второй наносил по одному концу бруска легкие удары пальцем, а третий мальчик, приложив ухо к противоположному концу бруска, выслушивал эти удары.

Может быть, Лаеннек никогда не вспомнил бы этих мальчиков их игру, но…

Больная, к которой направлялся Лаеннек, оказалась молодой и капризной девушкой, к тому же и высокопоставленной семьи, и с её капризами врач не мог не считаться. Она наотрез отказалась дать себя выслушать непосредственно ухом, и тут у Лаеннека мелькнуло воспоминание об игре уличных мальчишек, которую наблюдал час тому назад.

Шумы можно услышать и на расстоянии, если между ухом врача и больным расположить звукопроводящий предмет. Он взял плотный лист бумаги, свернул его трубкой и с мощью такого импровизированного стетоскопа (стетоскоп — медицинская трубка для выслушивай больных) выслушал сердце больной. Это был первый стетоскоп в мире. Вскоре Лаеннек изготовил из дерева настоящий.

И вот в 1818 году на одном из заседаний Французской Академии наук Лаеннек выступил с докладом. Доклад его был посвящен исследованию больных с помощью выслушивания. Сообщение произвело на собравшихся большое впечатление. Уже через год ученый издал книгу под названием «Изучение посредством выслушивания заболеваний легких и сердца».

НОВОСТИ МЕДИЦИНЫ